г. Екатеринбург

ВЕСТИ

Официальный сайт ЕОКО "Исетская Линия" Пятый отдел Оренбургского Казачьего Войска (ОВКО) ОГРН 1106600004180 ГРКО 300970022

 
Казачьи судьбы

Енисейский казак Александр Пуртов: о гибели и возрождении казачества.

О себе и трагических страницах казачества, его возрождении в лихие 90-е гг., когда совершались покушения на жизнь красноярского атамана; о белом казачьем сопротивлении в Гражданскую войну, намеренном потоплении паромов с беспризорниками на енисейских порогах, атмосфере сталинских лет рассказывает войсковой старшина Александр Иосифович Пуртов.

Александр Иосифович, расскажите о себе, о своих казачьих истоках.

А.П.: Я родился в феврале 1936 г. в Красноярске. В 1937 г. отец был репрессирован по 58 статье, пункт «д» — связь с белоказачеством — и расстрелян. Семью заставили переселиться на север. Семья — это я, брат, мама, дедушка и бабушка по маминой линии. В 1939 г. было маленькое послабление от властей, и мы вернулись в Красноярск, жили в районе Качи. Мама вышла замуж за вольного, он работал инженером.

Отец действительно был связан с белоказачеством? Если да, то в чём эта связь проявлялась в 1937 г.?

А.П.: Он был связан с белоказачеством в 20-е гг. После разгрома белого сопротивления на Дальнем Востоке отец смог добраться до Красноярска и всячески скрывал своё прошлое, работал в цирке, учился в институте. Потом познакомился с моей мамой и бросил институт, так как надо было содержать семью. Он был забайкальским казаком, из Читы. В революционные годы отец километрах в 40 от Читы держал лошадей, торговал. Когда семёновцы там были, лошадей отдал казакам, воевал вместе с ними и своим отцом, то есть с моим дедом, против красных. Дед погиб в тех боях (показывает фотографии). Он защищал своё Отечество в Первую мировую, ушёл на войну в составе 500-го Ингульского казачьего полка.

Почему Ингульский?

А.П.: Есть речка Ингулька между Красноярском и Иркутском. Там была большая станция, её красные сожгли в 1922 г. Там формировали полк. Призвали три сотни красноярских казаков и две сотни иркутян, объединили их, вот и получился 500-й Ингульский полк.

Как удалось сохранить фотографии?

А.П.: Прятали, много сожгли, особенно в 1937 г. Не осталось ни одной фотографии отца. Лишь малую часть удалось сохранить. Вот это прятал очень тщательно (показывает уставные документы красноярского казачества, связанные со сборами казачьего круга, с собственностью). В своё время если бы обнаружили эти документы, то, однозначно, дали бы 10 лет тюрьмы; шашку бы обнаружили — пять!

Сколько лет этой шашке?

А.П.: 1908 года изготовления. Какая сталь! Потрогай, какая она острая. На, возьми!

Как органы узнали о белогвардейском прошлом отца?

А.П.: Не знаю, как узнали. Тогда доносительство процветало. Возможно, кто-то из семьи что-то неосторожно кому-то сказал или показал. Может быть и так.

Где расстреляли отца?

А.П.: Не знаю. Это скрывалось. Приговаривали к расстрелу, например, во Владивостоке, а везли и приводили приговор в исполнение в Хабаровске. Если в Хабаровске приговаривали к расстрелу, то приговор приводили в исполнение в Чите. Если в Иркутске осуждали, то везли в Красноярск, где и расстреливали. В Москве не расстреливали, в редких случаях расстреливали, везли для этого в Киев. И в Санкт-Петербурге не расстреливали.

А известны места расстрела у нас, в Красноярске?

А.П.: Соответствующие документы были недоступны даже с началом перестройки. Но какая-то информация всё равно появлялась. Есть такая улица Гусарово. И вот в 1992—1993 гг. улицу стали активно застраивать, а там костей! В газете «Красноярский рабочий» о находках появилась статья, по-моему, некоего Воробьёва. Его потом вызвали кое-куда и сказали: «Ещё раз такое напишешь, нечем будет потом писать!» Несмотря на, вроде бы, другие времена, информация о репрессиях остаётся айсбергом, большая часть которого так и остаётся невидимой.

Вы говорили, что Советская Власть не церемонилась даже с детьми. Чьи это были дети?

А.П.: Да чьи? И чиновников, и казаков, да чьи угодно могли быть дети.

В какой период это, по Вашим сведениям, происходило?

А.П.: В 1932, особенно в 1933 гг., когда на Украине был организован голодомор. Да не только на Украине, а по всей стране. В Красноярске беспризорников было очень много, около магазинов, на базарах. Советская власть объявила борьбу с беспризорниками. У нас в городе собрали их на баржи. А баржи тогда были деревянными. Так вот, собрали их на несколько барж с тем, чтобы, якобы, отвезти вниз по течению Енисея в Енисейск, вроде, для них там школу построили. И повезли их на баржах в сторону Енисейска. Подвезли их к Казачинским порогам, и ночью баржи отпустили на пороги.

Почему так уверенно об этом говорю?

Друг моего дедушки Георгий Яковлев, а для меня деда Кеша, и его супруга были для нашей семьи как родные. Деда Кеша делал верёвки, был верёвочником, а это очень тяжёлое мастерство! К нему пришли представители власти: «Верёвки делаешь? Богатый!». И всё отобрали. Потом мой дедушка устраивал его сторожем в типографию. Он ещё занимался сезонной ловлей рыбы в низовьях Енисея. Сдавал рыбу государству.

Как раз он и оказался на Казачинских порогах в то время, когда там баржи с детьми потопили. Деда Кеша рассказывал, что после того, как прошла весенняя шуга на Енисее, направился он на речном корабле на север на сезонную ловлю рыбы. К судну верёвками была прицеплена баржа, которая везла детей-беспризорников. Ночью он вышел на палубу покурить. Как раз плыли мимо Казачинских порогов.

Смотрит — баржа плывёт вдалеке, отцепленная от судна. Её несёт прямо на пороги! К нему сзади подошёл человек в погонах. Спрашивает: «Куришь?». Деда Кеша отвечает: «Курю!». Ему и говорит человек в форме: «Так вот, запомни: ты ничего не видел. А начнёшь болтать, отправишься рыб кормить». Там такие пороги, что баржу легко в щепки разносит, выплыть нереально.

Такой факт трудно скрыть, люди об этом должны были знать.

А.П.: Конечно знали! Бабушка, когда я к ней приезжал, как рассердится, говорила: «Вот будешь баловаться, тебя на баржу посадят». Бабушка хорошая была, таких бабушек сейчас нет. Я ещё не мог понять: «Почему на баржу посадят?». Потом я уже взрослым приезжал в те места, где пороги — выбирали там местного атамана, в Казачинском. И мы там остались ночевать, нас по домам распределили. Это было лет десять тому назад. Подходит старичок, говорит: «О, казаки, казаки! У нас тоже раньше казаки были!». Я и спрашиваю: «А здесь не топили никого?». Он говорит: «Как, миленький! Да заключённых здесь в баржах постоянно топили, набьют людей, как селёдок в бочку, и пускают баржи на пороги!». И про детей подтвердил.

Изощрённые зверства чекистов тоже правда?

А.П.: Правда. Одна из улиц почти в самом центре города носит имя Ады Лебедевой. Её пересекает центральная улица Вейнбаума. Ада Лебедева была женой Вейнбаума. Вейнбаум работал главным редактором газеты «Красноярский рабочий». Когда пришла Советская власть в 1917 г., Лебедева служила в НКВД. Ходила в кожаном костюме, как чекисты того времени. Особенно измывалась над офицерами. Она была, видимо, больная, выкручивала гениталии. Почему, когда в 1918 г. в июне в Красноярск ворвались казаки, то ей голову отрубили? Тогда и казнили всех — Дубровинского, Водопьянова, Панкратова, Урицкого. Они пытались бежать на пароходе. Их поймали, привезли в город, посадили в тюрьму и потом расстреляли. Белые в Красноярске тогда продержались до 1920 г.

Откуда взялись в городе все эти урицкие, водопьяновы, панкратовы, вейнбаумы?

А.П.: Многие были ссыльными по политическим мотивам, свободно жили в городе до революции. Как случилась революция, то сразу включились в работу.

Как назывались в те годы улицы Красноярска, которые ныне носят имена революционеров?

А.П.: Улица Ленина была Благовещенской, улица Мира была Большой Воскресенской, Вейнбаума — Гимназической, Ады Лебедевой — Большекачинской, а ниже была — Меньшекачинская. Сразу всё и не вспомнишь. Соборы все позакрывали для службы, многие посносили. Там, где Кача впадает в Енисей, на месте нынешней филармонии, стоял очень красивый собор с огромным колоколом на крыше, который было слышно на километры вокруг. Тысячепудовый колокол сорвали, разбили выстрелом из орудия и переплавили, а собор ещё стоял несколько лет. В нём одно время ремонтировали самолёты, которые садились неподалёку. Самолёты и на Енисей садились.

В 1938 г. в центре города снесли самый большой и красивый собор не только в Красноярске, но и во всей Сибири и Дальнем Востоке, с пятью куполами. Он был построен в 1849 г. на средства золотопромышленника Жоголева, между нынешней краевой администрацией и памятником Ленину. Памятник и здание администрации поставили на месте собора и прилегающей к нему площади. Вот как символично! Я был тогда маленьким, храм уже не помню, но запомнил часовенку рядом с храмом, где, когда был храм, свечи продавались, а мы с бабушкой ходили, чтобы там платить за радио.

Как Вы учились, куда пошли после школы?

А.П.: Учился очень хорошо, когда закончил 10 классов, подал документы на исторический факультет в институт, сдал экзамены. Помню, важный господин в пенсне говорит мне в кабинете: «Ты не прошёл по конкурсу». Я выхожу, спрашиваю: «Дед, что делать?». Он отвечает: «Да, папа твой по 58-ой, пункт „д“… Давай-ка на паровозоремонтный завод, в сборочный цех, к дяде Мише!». Вот пришёл я на паровозоремонтный завод, учеником слесаря. Дали анкетку. Там один из первых пунктов: «Кто в Вашей семье служил в белой гвардии?». Ещё пункт: «Кто в Вашей семье был арестован?».

И что Вы писали? Правду?

А.П.: Нет. Но, понятно, что если бы дорос до начальства, то компетентные органы вмешались бы и не дали ходу.

Тогда всех заставляли вступать в пионерию, комсомол. Вам не давали, или Вы сами не хотели вступать?

А.П.: Да сам не хотел, я уже понимал, что к чему, маленько, но понимал. «За дело Ленина, Сталина, будьте готовы! Всегда готовы!» — за дело этих двух палачей будьте готовы!

Да и все понимали, не могли не понимать, в большей или меньшей степени. Все знали про «чёрные воронки». Хоть и был маленький, но очень хорошо запомнил, как такой «чёрный воронок» приехал ночью за соседом. Он был скрипачом, кто-то что-то на него написал. Приехали, закрутили ему руки люди в кожаных куртках — и в «воронок».

А в послевоенные годы?

А.П.: В послевоенные годы запомнился 1947-й, когда отменили карточки. До этого были карточки. Придёшь с карточкой — смотрят, сколько у тебя человек записано. Пять человек. Выдают булку хлеба с небольшим довесочком до следующего дня. Когда в марте 1947 г. отменили карточки, то стало по-другому. Идёшь в магазин, твоя очередь какая-нибудь 487-я. Вот сколько надо отстоять, но можно взять уже в одни руки две булки. Немного стало полегче, начиная с 1947 года.

Наверное, в сельской местности было проще с продовольствием?

А.П.: Хорошо помню историю с учительницей как раз из сельской местности. Там тоже было голодно. Пошла она в поле собирать колоски. Кто-то «капнул», так её прямо в школе судили. Пять лет дали за десять колосков.

Это какой год был?

А.П.: Где-то 46-47-ой.

Сталин сделал что-нибудь хорошее для страны?

А.П.: Что он сделал хорошего? Люди говорят: «Сталин выиграл войну!». Как он войну выигрывал, сейчас уже известно, если почитать историю. Да он из Кремля-то не вылезал! А Император был на фронте, хоть и часто в Петербург возвращался. Когда награждали дедушку, он видел Императора. А дядя Николая II всё время был на фронте. Сталин умел управлять массами, истреблял любые ростки, хоть в чём-то не соответствующие людоедской идеологии компартии. Иное мнение? За безобидный анекдот про Сталина на десять лет за решётку отправляли. Знакомый с завода подошёл к портрету Будённого, а портреты вождей висели во многих местах, и шутливо порычал на него через свои усы (тоже был с усами) — на 10 лет отправился в лагеря.

А после Сталина, в 60-70-е гг.?

А.П.: Вот у меня висит казачья форма. Попробуй в те времена в ней выйди! Сразу заберут, лампасы обрежут, ещё что-нибудь придумают. И так было все годы Советской власти. Что сделал Ельцин, когда пришёл к власти? Он реабилитировал казаков, крымских татар, и немцев волжских. Эти три народа стали возрождаться, и казачество начало возрождаться очень интенсивно. До революции было 12 казачьих войск: Терское, Донское, Оренбургское, Астраханское, Сибирское, Иркутское войско, Орловское, Уссурийское и т. д. По-разному стали возрождаться, очень тяжело, но стали подниматься. Правительство видит — силу набирают. Надо их контролировать. А как контролировать? Лучше всего сделать так, чтобы «свои» люди возглавили казачество. Вот и стали ориентировать на это тех, кто увольнялся из органов, часто по причине своих не самых великих талантов. Пошли в казаки и партийные работники. Первым из красных атаманов в Красноярске был Шумилов.

То есть и при возрождении казачества продолжалось их разделение на белых и красных, причём красное казачество целенаправленно поддерживалось властями?

А.П.: Да.

И так было везде?

А.П.: Да, на всех территориях власти действовали именно таким образом.

Органы и тогда, и сейчас пытаются контролировать всё и вся. В 90-е гг. антикоммунистическая тематика, в связи с торжеством так называемых демократов, стала модной. Почему в 90-е гг. властям так сильно мешало белое казачество?

А.П.: Не знаю, зачем им надо было сильно вмешиваться. Допустим, стремление всё знать — можно понять. Помню, собрались казаки на ул. Мира, 5, в Доме журналистов. Я вышел покурить, смотрю — стоит их машина. С виду обыкновенная, сидит неприметная женщина. Мы уже знали, как нас слушают. Но так как мы не призывали делать чего-то плохое, то уже относились к этому равнодушно.

Как возрождалось белое казачье движение в Красноярске? В чём проявлялось вмешательство в дела казачества?

А.П.: Ветров возродил белое движение.

Белое движение в 1991—1993 гг. начало очень бурно развиваться. Смутные были годы. На нашего атамана Ветрова Альберта Тимофеевича трижды покушались. Я был его личным адъютантом, объехал с ним пол России — Кавказ, Дон, Кубань. Но, в конце концов, ему пришлось покинуть Красноярск. Сейчас он в казачьих кругах, но в Москве.

Среди называвших себя казаками много было проходимцев?

А.П.: Очень много! Полезли в казачество всякие люди. У многих органами сосланы были отцы. Расскажу про одного из наших активных деятелей, который оказался проходимцем. Его отца-казака в своё время сослали в Казахстан. Сам же он смог выучиться, надел милицейскую форму, стал майором, потом подполковником. И он нам немного помогал, пока был в милиции, поэтому, когда его оттуда выгнали, то он пошёл к нам и стал у нас начальником штаба. Как позже выяснилось, у него было задание от органов внедриться к нам. В результате в органах всегда знали, что мы обсуждаем, какие выносим решения. Разоблачить его удалось только после похищения Ветрова.

Нам было в те времена очень тяжело — ни денег, ничего. Мы решили объединиться с неким Александром Потылицыным, который возглавлял рабочее движение, большую партию он тогда собрал. Так вот, в 93–94 гг. решили объединиться с Потылицыным, то есть, с созданной им рабочей партией. Меня атаман Ветров послал в Ачинск, чтобы срочно привозил казаков, и можно было на следующий день провести собрание. Я возвращаюсь с Ачинска утром, все собрались в зале на собрание, а мне говорят: «Атамана нет!». Как нет?

Накануне, после заседания штаба он пошёл домой. Это был январь, стояли морозы. Его стали провожать до дому. А он говорит: «Идите домой». Ему отвечают: «Нет, мы тебя до дому проводим». «Да вот мой дом, что здесь идти?» — ну и пошёл. Мороз стоит, а он в сапожках. Когда подходил к дому, его фарами осветили, говорят: «Вы арестованы». Он в ответ: «На каком основании?». Ветров здоровый мужик, одному-другому двинул. Его сзади пистолетом по голове оглушили и увезли за город, в район кладбища Бадалык. Там есть заброшенное хозяйство, они его завели в небольшой гараж, порвали на нём всё и держали его там. А потом надевают на него наручники, сажают к стене и говорят: «Альберт Тимофеевич, сейчас вы будете разговаривать с одним человеком», и завязывают глаза. Этот некто ему и говорит: «Первое, Альберт Тимофеевич, Вы должны уехать к себе в Енисейск, забросить своё атаманство. Кого Вы за себя оставить хотели бы?». Он говорит: «Олега». Тот, видимо, обрадовался. Олег, как раз, и был тем начальником штаба.

Ветров потом говорил, что голос ему показался знакомым, но он так и не смог сразу сообразить, кто с ним разговаривает. Потом сняли с него повязку, вывели на дорогу. Ночь, мороз. Показали: «Видишь, там лампочка горит? Это автобусная остановка между Солонцами и городом». Ветров пошёл в том направлении, а потом подумал: «Что-то не то». Вокруг сугробы и тополя стоят. Он взял, и перевалился через один сугроб! Только скрылся за сугробом, в его сторону проскакивает на большой скорости машина. Только он хотел вставать, вторая машина тоже на большой скорости промчалась. И он пошёл через сугробы.

Четыре часа шёл до города, и домой, конечно, не пошёл.

Когда уже потом собрались в Штабе и стали советоваться, что же делать, наш так называемый «сотоварищ» говорит: «А что делать? Ничего уже не поделаешь! Ты читал про себя в газете? Нет? Там пишут, что Ветров взял 30 миллионов долларов и убежал в Израиль, продал казачество, — дальше продолжает, — давай, иди на телевидение. Сейчас это модно. Приди, расскажи, что тебя завербовали, в общем, ты сообразишь».

Ветров сделал вид, что сдался, принял все условия. Приходим мы на телевидение, подходит к нам их сотрудник, спрашивает: «Что Вы будете говорить, Альберт Тимофеевич?». Атаман отвечает: «Вы же читали газету, я и буду соответственно говорить, почему так случилось». В ответ: «Хорошо, приходите завтра, в семь часов вечера. И, Альбер Тимофеевич, Вы уж в форме, в казачьей форме». Он в ответ: «Да, да, конечно!». Приезжаем мы на следующий день, начинается передача, и, что для нас самое выигрышное, прямой эфир! Иначе бы ничего не удалось. Ведущий начинает словами: «Сегодня перед вами выступит атаман Енисейского казачьего войска, его адъютант здесь же присутствует. Ну, Вам слово, Альберт Тимофеевич!». И Альберт Тимофеевич начинает рассказывать правду. А я за шторой стою. Ведущий то покраснеет, то побледнеет. Заканчивается передача, выключается аппаратура, ведущий начинает причитать: «Ой, Альберт Тимофеевич, как Вы меня подвели». А атаман ему в ответ: «А как бы я врал, так же как обо мне в газете напечатали?». И мы пошли. Машину мы припарковали в переулке. Только сели, свет ещё не включили, смотрим — шесть амбалов бегут мимо. Они не видели, что мы свернули в переулочек, к машине. Прыгнули эти шестеро в джип и умчались по направлению к центру города. А мы посидели, потом включили мотор и без света переулками уехали. Вот так возрождалось у нас белое движение.

А Вам угрожали?

А.П.: Да, и не раз, много чего было…

А у возрождающегося красного казачества изначально всё контролировалось властями?

А.П.: Да, конечно.

А сейчас реестровые казаки — это и есть те, кто раньше были красными?

А.П.: Да, в основном они. Нам по сравнению с ними всегда было очень тяжело. Денег нет, помещений тоже. На всё скидывались. А Вы знаете, что такое реестр? Я Вам расскажу. Реестр — это с польского «холоп». Сигизмунд II, польский король, видя, что Украина неуправляема, её поддерживают запорожские казаки, предлагает казакам: «Давайте, вы будете мне служить». Конечно, гетману — большие деньги, простым казакам — маленечко. Часть казаков стала служить Речи Посполитой. Богдан Хмельницкий служил польскому королю, но видя, какое угнетение идёт от поляков украинским крестьянам, порабощение, уходит к запорожским казакам. Прийти-то он пришёл, но у него было два сына, красавица жена-полька.

И вот в это время начинается крупное восстание на Украине. Максим Кривоног приводит на Запорожье несколько тысяч крестьян. Немало пришло, но это ведь крестьяне, с вилами, топорами. Тогда Богдан Хмельницкий возглавляет казаков, громит турок, захватывает несколько галер с оружием. Через два года он становится гетманом Запорожских казаков и начинает бить поляков. Но польское войско всё-таки было сильным. Кроме того, большим непостоянством отличались крымские татары — то они с казаками, то с поляками. И Хмельницкий, а также Сейм решают объединиться с Россией. Царь Алексей Михайлович даёт согласие на это. И вот Россия с Украиной объединяются в 1654 г.

То есть, понятие «реестр» не соответствует вольным принципам казачества?

А.П.: Вот именно!

А потом казаки, всё-таки, стали реестровыми, но уже при Петре I и Екатерине…

А.П.: Да, кроме того, Пётр ограничивает, как сейчас сказали бы, демократические выборы казаков. Вот нас трое. Давай изберём вот этого атамана! Воин хороший, руководитель хороший. Пётр назначал уже своих. В станицах, хуторах, т. е. в деревнях, избирались свои атаманы, а выше — уже нет.

Что такое казак? С тюркского наречия — вольный. На их знамени был изображён белый олень, пронзённый стрелой, гордо стоящий рядом с растением, символом возрождения. А Пётр какой ввёл символ казачества? Сидящий на винной бочке голый казак с рогом вина!

Были в казачестве генералы?

А.П.: Как вам сказать, ну, генерал Шкуро во время революции. Вообще-то в казачьих войсках высшее звание — это полковник. Вот у нас высший верховный атаман в Москве — полковник. Казак мог получить генеральское воинское звание. Кстати, Николай II был казачий полковник. Он очень любил казачью форму. Он носил все формы — и Гусарского полка, и Преображенского полка. И везде был с полковничьими погонами.

Как могли сохраниться казачьи традиции после целенаправленного уничтожения казаков советской властью, развала сельского хозяйства, отрыва казаков от воинской службы? Кто такие казаки 90-х гг. Это, вообще, казаки?

А.П.: Ветров начал собирать потомков казаков.

Как Вы себя ощущали казаком, если была прервана связь поколений? Как принимали в казачество? Пришёл, допустим, человек и говорит: «Я родовой казак», и Вы его к себе принимали?».

А.П.: Нет, мы его сначала спрашивали о предках, что он о них знает, есть ли у них награды, вели другие беседы.

Вы участвовали в открытии в Иркутске памятника Колчаку, Ваши отец и дед участвовали в сопротивлении красным на Востоке. Много казаков в Китай тогда ушло?

А.П.: Много — 50 тысяч казаков, амурские, уссурийские, забайкальские, из Иркутска многие. Был знаменитый Ледовый поход. Когда начал уходить Колчак на Дальний Восток, то собралось очень много людей, в том числе из Москвы, С.-Петербурга. Народ бежал от революции, Гражданской войны, многие были в шляпках, лёгких пальтишках, не доедали. Колчака, вы знаете, выдали. Знаете и историю, как генерал Капель провалился под лёд, как многие погибали, когда через Байкал перебирались. Кони с голодухи мёрли. Красные партизаны засели в тайге. Полковник Попов обратился: «Мы все погибнем, сдерживайте. Красные двинутся, их под пулемёты, под шашки, чтобы гимназисты, кадетские корпуса, простой народ могли уйти в Китай». Это была страшная трагедия.

Я проходил срочную службу в городе Мугдене, это Северная Манчжурия, занимался звукоразведкой, т. е. артиллерийской разведкой. Мне тогда было 18–19 лет. Ходили в увольнение по три человека. По городу передвигались строем, нельзя было никуда расходиться. Нам, прежде чем уйти в увольнение, замполит полтора часа нотации читал. То нельзя, это нельзя. Ничего нельзя. К тебе обращаются, ты молчи! Разрешали кушать в их заведениях. Китайцы очень вкусно готовят, много всяких соусов, приправ. Правда, и не поймёшь, что съел. Спиртное нам, конечно, употреблять было запрещено. Так вот, нередко в городе к нам подходили и спрашивали: «Ребята, вы откуда, а есть с Читы, есть с Забайкалья?» Оглянусь — если нет патрулей, то отвечал: «Я с Красноярска». Искали в основном из Читы, Хабаровска. Ещё до нашего призыва был такой инцидент. Выяснили у солдатика, что он из-под Читы, узнали фамилию и нашли его родственников. Он и остался. Искали-искали его потом, но так и не нашли.

Было ли что-то в период службы такого, что укрепило Ваш казачий дух?

А.П.: Как-то пошли втроём в увольнение. Смотрю — церковь русская. Ребята попались надёжные. Я решился зайти в церковь. Зашёл, купил свечку, подошёл к иконе святого Александра Невского, смотрю — рядом дедушка стоит. Борода седая-седая, на меня смотрит и улыбается. И у него все четыре Георгиевских креста!



Вернуться в раздел ВЕСТИ

Вы были перенаправлены на мобильную версию. Ссылка на полную версию находится внизу сайта.
ДУХОВНИКИ протоиерей Владимир Первушин Духовник «Исетской Линии» ОВКО подъесаул Почта: duhovnik@islin-ovko....
Открыть раздел ДУХОВНИКИ
ХУТОРА И СТАНИЦЫПервичные организации «Исетской Линии» ОВКО Возрождая многовековые исторические традиции казаков-исетцев, наша структура возникла в 1992 году, как общественная организация...
Открыть раздел ХУТОРА И СТАНИЦЫ
ФОРМА ОДЕЖДЫ, знаки различияФорма одежды Оренбургского казачьего войска...
Открыть раздел ФОРМА ОДЕЖДЫ, знаки различия
СОВРЕМЕННАЯ ФОРМА ОДЕЖДЫ ОРЕНБУРГСКИХ КАЗАКОВ Нижеприведённые образцы казачьей формы одежды утверждены Указом Президента РФ «О форме одежды и знаках различия по чинам членов...
Открыть раздел ФОРМА ОДЕЖДЫ
МОЛОДЕЖНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИВ Исетской Линии много патриотических клубов, идет процесс наполнения страницы, просим отнестись с пониманием. Браты! Присылайте информацию по образцу приведенному ниже....

Открыть раздел МОЛОДЕЖНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ